No Image

«большую часть жизни я не целовал иконы». священник павел островский

СОДЕРЖАНИЕ
0
05 января 2021
array(3) {
  [0]=>
  array(50) {
    [0]=>
    string(113) "5e6bd0a17b09c019ff22b63528efabc3.jpg"
    [1]=>
    string(113) "00e4af6ad94550aee76cac804d44cbea.jpg"
    [2]=>
    string(113) "d328cd85c0e146a078544e92f3a71b2d.jpg"
    [3]=>
    string(113) "bd0fc261c6791af3692091629510f8fa.jpg"
    [4]=>
    string(113) "44a53e0861f6d9041e5ba8c7083c0ebd.jpg"
    [5]=>
    string(113) "9e0a48048245b4b3df6a7241603185ee.jpg"
    [6]=>
    string(113) "1b0938478a2216a40b7d31bc16df206d.jpg"
    [7]=>
    string(113) "21bb8b3fd5fbc6d1287e6e2beac928fe.jpg"
    [8]=>
    string(113) "53ee571cb89dd9639cdb2c1d69e6d6b4.jpg"
    [9]=>
    string(113) "8d33d4c096b8c9fcca9181f0681bf77c.jpg"
    [10]=>
    string(115) "bf4dd5ee5f37cc26c055bf1e7e74997b.jpeg"
    [11]=>
    string(115) "1117eeb215267750c18bbc60addcc276.jpeg"
    [12]=>
    string(115) "8c0b6e7cebbbe5b2a5c46cbe0e8a0522.jpeg"
    [13]=>
    string(115) "7931754facac9ec12f6648f5adb457a8.jpeg"
    [14]=>
    string(115) "f9905c409171b96f2f7a2d2c7daf51eb.jpeg"
    [15]=>
    string(115) "0350432ce9b7445acaafa920f9d0b97d.jpeg"
    [16]=>
    string(113) "a57a8d35ba68a52997c2d4d27fb30481.png"
    [17]=>
    string(115) "c338d648e1fe00cd4a178e4bbed0f85d.jpeg"
    [18]=>
    string(115) "15fd64ef583cc561f3a8d7a9c6ec73cc.jpeg"
    [19]=>
    string(115) "e0f959661da1a7b6035903b498f396ee.jpeg"
    [20]=>
    string(115) "7ebe26cc0da164326013c7d091183d7a.jpeg"
    [21]=>
    string(115) "a5e86555cf651ad3c625bb2aff8be97c.jpeg"
    [22]=>
    string(115) "a696b962e977e50b4e872edf917dfecf.jpeg"
    [23]=>
    string(115) "68b35c3d5e3bd152bfd65b634acc0c5c.jpeg"
    [24]=>
    string(115) "5f355bf960de298831e74958def61746.jpeg"
    [25]=>
    string(113) "6458cb896fd181d44b0a03fa00d71999.png"
    [26]=>
    string(115) "de8ebd7f1bded24d1a8146367b3b9e9d.jpeg"
    [27]=>
    string(115) "63d7040d8966cc6771418d1a8164ec86.jpeg"
    [28]=>
    string(115) "b5964fc5931338e5a2b3d634507a3ae2.jpeg"
    [29]=>
    string(115) "8916d8490ded211afbdd0d661bb37679.jpeg"
    [30]=>
    string(115) "77ae1b49cf9307aadf3a8cfc8551a147.jpeg"
    [31]=>
    string(115) "cfb4972b3b6ae8054d203b0810f738f3.jpeg"
    [32]=>
    string(115) "2e6dce5e9f96572a0212937bda5a7608.jpeg"
    [33]=>
    string(115) "dc202557e64a71bb426250006628ea41.jpeg"
    [34]=>
    string(115) "ae24b74beac927796715361790e09ed6.jpeg"
    [35]=>
    string(115) "2fc6f3cdeae831bbc448d4664610dec0.jpeg"
    [36]=>
    string(115) "be743652a4ca3c0822ac6a1228255831.jpeg"
    [37]=>
    string(115) "d9914b514a16eac415166f88840fe7e1.jpeg"
    [38]=>
    string(115) "33697c13d0880593d3850fc4c08018cd.jpeg"
    [39]=>
    string(115) "38e7fb7f3961e54e39f1c4ba79060069.jpeg"
    [40]=>
    string(115) "e291d68aedc2261db2af56439f3a82f2.jpeg"
    [41]=>
    string(115) "3fb1bb295940fccf0697548c1dae9a00.jpeg"
    [42]=>
    string(115) "a5b62d06eb74ea128bf7524acefef7b6.jpeg"
    [43]=>
    string(115) "6a6fa3671bce9f7ca60ac640620afe35.jpeg"
    [44]=>
    string(115) "c20671a957d15a0e986efa058170a660.jpeg"
    [45]=>
    string(115) "65faf05d65eb9d51e49f490ce162e419.jpeg"
    [46]=>
    string(115) "4cddab608f758f07d37f41a7f294926e.jpeg"
    [47]=>
    string(115) "05f9b9f39f756ad03b8d238faf7ff01d.jpeg"
    [48]=>
    string(115) "744bfcfd7d15514eb328c46c6df2464b.jpeg"
    [49]=>
    string(115) "f7036556fd3764ef21901ac99227e09b.jpeg"
  }
  [1]=>
  array(50) {
    [0]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/5/e/6/5e6bd0a17b09c019ff22b63528efabc3.jpg"
    [1]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/0/0/e/00e4af6ad94550aee76cac804d44cbea.jpg"
    [2]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/d/3/2/d328cd85c0e146a078544e92f3a71b2d.jpg"
    [3]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/b/d/0/bd0fc261c6791af3692091629510f8fa.jpg"
    [4]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/4/4/a/44a53e0861f6d9041e5ba8c7083c0ebd.jpg"
    [5]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/9/e/0/9e0a48048245b4b3df6a7241603185ee.jpg"
    [6]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/1/b/0/1b0938478a2216a40b7d31bc16df206d.jpg"
    [7]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/2/1/b/21bb8b3fd5fbc6d1287e6e2beac928fe.jpg"
    [8]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/5/3/e/53ee571cb89dd9639cdb2c1d69e6d6b4.jpg"
    [9]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/8/d/3/8d33d4c096b8c9fcca9181f0681bf77c.jpg"
    [10]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/b/f/4/bf4dd5ee5f37cc26c055bf1e7e74997b.jpeg"
    [11]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/1/1/1/1117eeb215267750c18bbc60addcc276.jpeg"
    [12]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/8/c/0/8c0b6e7cebbbe5b2a5c46cbe0e8a0522.jpeg"
    [13]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/7/9/3/7931754facac9ec12f6648f5adb457a8.jpeg"
    [14]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/f/9/9/f9905c409171b96f2f7a2d2c7daf51eb.jpeg"
    [15]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/0/3/5/0350432ce9b7445acaafa920f9d0b97d.jpeg"
    [16]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/a/5/7/a57a8d35ba68a52997c2d4d27fb30481.png"
    [17]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/3/3/c338d648e1fe00cd4a178e4bbed0f85d.jpeg"
    [18]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/1/5/f/15fd64ef583cc561f3a8d7a9c6ec73cc.jpeg"
    [19]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/e/0/f/e0f959661da1a7b6035903b498f396ee.jpeg"
    [20]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/7/e/b/7ebe26cc0da164326013c7d091183d7a.jpeg"
    [21]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/a/5/e/a5e86555cf651ad3c625bb2aff8be97c.jpeg"
    [22]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/a/6/9/a696b962e977e50b4e872edf917dfecf.jpeg"
    [23]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/6/8/b/68b35c3d5e3bd152bfd65b634acc0c5c.jpeg"
    [24]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/5/f/3/5f355bf960de298831e74958def61746.jpeg"
    [25]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/6/4/5/6458cb896fd181d44b0a03fa00d71999.png"
    [26]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/d/e/8/de8ebd7f1bded24d1a8146367b3b9e9d.jpeg"
    [27]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/6/3/d/63d7040d8966cc6771418d1a8164ec86.jpeg"
    [28]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/b/5/9/b5964fc5931338e5a2b3d634507a3ae2.jpeg"
    [29]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/8/9/1/8916d8490ded211afbdd0d661bb37679.jpeg"
    [30]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/7/7/a/77ae1b49cf9307aadf3a8cfc8551a147.jpeg"
    [31]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/f/b/cfb4972b3b6ae8054d203b0810f738f3.jpeg"
    [32]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/2/e/6/2e6dce5e9f96572a0212937bda5a7608.jpeg"
    [33]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/d/c/2/dc202557e64a71bb426250006628ea41.jpeg"
    [34]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/a/e/2/ae24b74beac927796715361790e09ed6.jpeg"
    [35]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/2/f/c/2fc6f3cdeae831bbc448d4664610dec0.jpeg"
    [36]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/b/e/7/be743652a4ca3c0822ac6a1228255831.jpeg"
    [37]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/d/9/9/d9914b514a16eac415166f88840fe7e1.jpeg"
    [38]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/3/6/33697c13d0880593d3850fc4c08018cd.jpeg"
    [39]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/8/e/38e7fb7f3961e54e39f1c4ba79060069.jpeg"
    [40]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/e/2/9/e291d68aedc2261db2af56439f3a82f2.jpeg"
    [41]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/f/b/3fb1bb295940fccf0697548c1dae9a00.jpeg"
    [42]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/a/5/b/a5b62d06eb74ea128bf7524acefef7b6.jpeg"
    [43]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/6/a/6/6a6fa3671bce9f7ca60ac640620afe35.jpeg"
    [44]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/2/0/c20671a957d15a0e986efa058170a660.jpeg"
    [45]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/6/5/f/65faf05d65eb9d51e49f490ce162e419.jpeg"
    [46]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/c/d/4cddab608f758f07d37f41a7f294926e.jpeg"
    [47]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/0/5/f/05f9b9f39f756ad03b8d238faf7ff01d.jpeg"
    [48]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/7/4/4/744bfcfd7d15514eb328c46c6df2464b.jpeg"
    [49]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/f/7/0/f7036556fd3764ef21901ac99227e09b.jpeg"
  }
  [2]=>
  array(50) {
    [0]=>
    string(36) "5e6bd0a17b09c019ff22b63528efabc3.jpg"
    [1]=>
    string(36) "00e4af6ad94550aee76cac804d44cbea.jpg"
    [2]=>
    string(36) "d328cd85c0e146a078544e92f3a71b2d.jpg"
    [3]=>
    string(36) "bd0fc261c6791af3692091629510f8fa.jpg"
    [4]=>
    string(36) "44a53e0861f6d9041e5ba8c7083c0ebd.jpg"
    [5]=>
    string(36) "9e0a48048245b4b3df6a7241603185ee.jpg"
    [6]=>
    string(36) "1b0938478a2216a40b7d31bc16df206d.jpg"
    [7]=>
    string(36) "21bb8b3fd5fbc6d1287e6e2beac928fe.jpg"
    [8]=>
    string(36) "53ee571cb89dd9639cdb2c1d69e6d6b4.jpg"
    [9]=>
    string(36) "8d33d4c096b8c9fcca9181f0681bf77c.jpg"
    [10]=>
    string(37) "bf4dd5ee5f37cc26c055bf1e7e74997b.jpeg"
    [11]=>
    string(37) "1117eeb215267750c18bbc60addcc276.jpeg"
    [12]=>
    string(37) "8c0b6e7cebbbe5b2a5c46cbe0e8a0522.jpeg"
    [13]=>
    string(37) "7931754facac9ec12f6648f5adb457a8.jpeg"
    [14]=>
    string(37) "f9905c409171b96f2f7a2d2c7daf51eb.jpeg"
    [15]=>
    string(37) "0350432ce9b7445acaafa920f9d0b97d.jpeg"
    [16]=>
    string(36) "a57a8d35ba68a52997c2d4d27fb30481.png"
    [17]=>
    string(37) "c338d648e1fe00cd4a178e4bbed0f85d.jpeg"
    [18]=>
    string(37) "15fd64ef583cc561f3a8d7a9c6ec73cc.jpeg"
    [19]=>
    string(37) "e0f959661da1a7b6035903b498f396ee.jpeg"
    [20]=>
    string(37) "7ebe26cc0da164326013c7d091183d7a.jpeg"
    [21]=>
    string(37) "a5e86555cf651ad3c625bb2aff8be97c.jpeg"
    [22]=>
    string(37) "a696b962e977e50b4e872edf917dfecf.jpeg"
    [23]=>
    string(37) "68b35c3d5e3bd152bfd65b634acc0c5c.jpeg"
    [24]=>
    string(37) "5f355bf960de298831e74958def61746.jpeg"
    [25]=>
    string(36) "6458cb896fd181d44b0a03fa00d71999.png"
    [26]=>
    string(37) "de8ebd7f1bded24d1a8146367b3b9e9d.jpeg"
    [27]=>
    string(37) "63d7040d8966cc6771418d1a8164ec86.jpeg"
    [28]=>
    string(37) "b5964fc5931338e5a2b3d634507a3ae2.jpeg"
    [29]=>
    string(37) "8916d8490ded211afbdd0d661bb37679.jpeg"
    [30]=>
    string(37) "77ae1b49cf9307aadf3a8cfc8551a147.jpeg"
    [31]=>
    string(37) "cfb4972b3b6ae8054d203b0810f738f3.jpeg"
    [32]=>
    string(37) "2e6dce5e9f96572a0212937bda5a7608.jpeg"
    [33]=>
    string(37) "dc202557e64a71bb426250006628ea41.jpeg"
    [34]=>
    string(37) "ae24b74beac927796715361790e09ed6.jpeg"
    [35]=>
    string(37) "2fc6f3cdeae831bbc448d4664610dec0.jpeg"
    [36]=>
    string(37) "be743652a4ca3c0822ac6a1228255831.jpeg"
    [37]=>
    string(37) "d9914b514a16eac415166f88840fe7e1.jpeg"
    [38]=>
    string(37) "33697c13d0880593d3850fc4c08018cd.jpeg"
    [39]=>
    string(37) "38e7fb7f3961e54e39f1c4ba79060069.jpeg"
    [40]=>
    string(37) "e291d68aedc2261db2af56439f3a82f2.jpeg"
    [41]=>
    string(37) "3fb1bb295940fccf0697548c1dae9a00.jpeg"
    [42]=>
    string(37) "a5b62d06eb74ea128bf7524acefef7b6.jpeg"
    [43]=>
    string(37) "6a6fa3671bce9f7ca60ac640620afe35.jpeg"
    [44]=>
    string(37) "c20671a957d15a0e986efa058170a660.jpeg"
    [45]=>
    string(37) "65faf05d65eb9d51e49f490ce162e419.jpeg"
    [46]=>
    string(37) "4cddab608f758f07d37f41a7f294926e.jpeg"
    [47]=>
    string(37) "05f9b9f39f756ad03b8d238faf7ff01d.jpeg"
    [48]=>
    string(37) "744bfcfd7d15514eb328c46c6df2464b.jpeg"
    [49]=>
    string(37) "f7036556fd3764ef21901ac99227e09b.jpeg"
  }
}

Какая духовность в Кощее Бессмертном?

Кроме того, многие юноши и девушки переженились между собой. А у семейного человека забот по дому прибавляется, и это нормально. Ненормально, когда человек из семьи бежит в приход. Для семейного христианина семья и есть место его служения, даже если там непросто, муж или жена в храм не ходит, в Бога не верит. Тем более надо трудиться, налаживать отношения, а не сбегать от «неверных» к «своим».

— В вашей семье, как я понимаю, разногласий из-за веры не возникало?

— Не все гладко шло. Первый раз жена обратилась к отцу Георгию с жалобой на меня — с этого и началось их общение. И было за что на меня жаловаться. Я по натуре давитель. И маме от меня в свое время досталось, и сыновьям — это уже став взрослыми, они с юмором вспоминают о моем воспитании, в котором ошибок и перегибов хватало.

Мама, как я вам говорил, крестилась раньше меня. Я в Бога уже верил, но по-философски, и когда увидел у мамы в шкафу молитвенник, решил бороться с «мракобесием». Это первая серия. Потом сам крестился, быстро стал воцерковляться и «понял», что разговаривать можно только на духовные темы, а все другие темы из разговоров надо исключить.

Много лет с тех пор прошло, подробностей не помню. У мамы хватило такта не поссориться со мной, но после моего давления она перестала ходить в храм и не ходила довольно долго. Потом все-таки вернулась в Церковь, тоже стала духовной дочерью отца Георгия и остается ей, просто видятся они редко.

Ну, а раз говорить можно только о духовном, то и сказки, решил я, читать детям не нужно. Какая духовность в Кощее Бессмертном и бабе-яге? Когда отец Георгий узнал, объяснил мне, почему я не прав. Если, сказал он, ребенок как Сергий Радонежский, Серафим Саровский — благодатное, избранное дитя, — его Сам Господь ведет, и не надо вмешиваться и подгонять его под общую мерку. Но обычному ребенку нужна здоровая душевная пища, те же сказки Пушкина. Нужна как подготовка к жизни, иначе эта жизнь его растопчет еще в школе.

Беседы в интернете, блогерство, благотворительность

Проповеди в интернете, которые стал проводить отец Павел – на это даже многие верующие смотрели поначалу с недоверием и усмешкой. «Пожилое духовенство не воспринимало мою деятельность серьезно, хотя говорили: «Ну ладно: это, во всяком случае, лучше, чем пить или воровать будут», – его слова про начало онлайн-деятельности. К сожалению, отмечает священник, до сих пор этот предрассудок (невозможность соединения веры с интернетом) сохранился. А вот он постоянно пытается объяснить: в современных реалиях интернет – единственный способ полноценно достучаться до молодежи. Поняли это, в конце концов, его старший брат и отец, хотя, по словам Павла Островского, были поначалу в резкой оппозиции. «Слава Богу, папа понял правильность моих намерений, и теперь меня на онлайн-беседы благословляет», – рассказывал отец Павел.

https://www.instagram.com/pavelostrovski/

В Инстаграме у Павла Островского, как покажется на первый взгляд, не так уж много подписчиков – чуть меньше двухсот тысяч, но все эти люди – его искренние последователи и частые посетители его страниц. Простым и доступным языком священник объясняет Библию, рассказывает фрагменты из Писания, дает объяснения, как церковь относится к дурным поступкам, и как бороться с жизненными искушениями. Его часто обвиняют в том, что он это делает не «правильным» для церкви языком, слишком упрощает свою речь, допускает неуместные шутки. Но зато отец Павел очень популярен у молодежи, и многие из посетителей его страниц пришли к Богу, именно почитав его «простые» тексты, или послушав «примитивные» проповеди.

Павел Островский и Борис Корчевников

Батюшка начал заниматься еще одной деятельностью в интернете – он руководит благотворительным фондом «Добрые дела» на ресурсе ВК. Фонд оказывает помощь бедным, одиноким пожилым людям, нуждающимся в срочной помощи больным детям. Также группа «Добрые дела» при его поддержке осуществляет сотрудничество с реабилитационным центром для подростков в Красногорске. Фонд финансирует поездки детей по святым местам России, помогает им посетить старинные монастыри и музеи, в которых рассказывается про историю христианства. За несколько лет своей деятельности фонд «Добрые дела» реализовал на помощь нуждающимся около десяти миллионов рублей. Покажется, что это мизерная сумма, но зато можно с уверенностью сказать, что ни одной копейки не ушло в карман к вороватым чиновникам, а было направлено на истинно благие дела.

Отец Павел часто выступает и на телевидении. Например, он был участником передач Андрея Малахова, и через телевидение в острых дискуссиях успешно доносил слово Божье до аудитории. Канал «Спас» священник считает настоящим «окном веры на ТВ», и он там появляется очень часто, особенно он любит цикл программ «Не верю». А вот «Марафоны желаний», которые проводятся в интернете, Павел Островский называет откровенным мошенничеством, и горячо призывает в них не участвовать верующих людей. «В лучшем случае вы станете жертвой мошенников, и просто потеряете деньги, в худшем – будете долго из себя это допущенное в свою душу «волшебство» изгонять», – говорит он. И конечно священник активно путешествует по городам России, посещая храмы, проводя беседы с прихожанами, и он утверждает: «Мы должны стараться быть ближе к народу, чтобы рушить лишние преграды на их пути к Богу».

Книги без начала и конца

— А как вам удалось рукоположиться еще в советское время?

— Я, как только пришел в Церковь, хотел стать священником, но первые года три отец Георгий не благословлял, считая, что я не готов. Потом уже не возражал, но начали мы узнавать и поняли, что не пропустит Москва мою кандидатуру — тогда совет по делам религий курировал эти вещи. Мне бы смириться и не рыпаться, но кротости и смирения не хватало, и стал я проситься в разные епархии.

Везде отказывали, но один из добрых знакомых отца Георгия, священник Валерий Васильев (ныне архиепископ Виленский и Литовский Иннокентий), служил тогда в Хабаровске, был благочинным Хабаровского округа. Хабаровск в те годы входил в Иркутскую епархию, и отец Валерий по просьбе отца Георгия переговорил с архиепископом Иркутским и Читинским Хризостомом. Вскоре владыка Хризостом вызвал меня, переговорили мы с ним, и он сказал, что рукоположит меня.

В то время владыка Хризостом был единственным архиереем, который сначала рукополагал, а потом отправлял документы уполномоченному. Конечно, мне могли все равно не дать регистрацию, но уполномоченный махнул рукой, и я остался в Хабаровске. Семья приехала ко мне, планировали мы там обжиться и осесть, но стали болеть дети, потом матушка, и через полтора года отец Георгий благословил их вернуться в Москву. А я еще год прослужил на Дальнем Востоке.

— Отличалась ли на закате советской власти церковная жизнь в Хабаровске от московской?

— Отличалась, насколько я мог заметить, большим одичанием народа. Церковной литературы вообще не было. До сих пор помню, как владыка Хризостом прилетел в Хабаровск, и когда мы обедали после литургии, он спросил только что рукоположенного диакона: «Вы какие-нибудь духовные книги читали?». — «Читал». — «Какие?». — «Не знаю». — «Почему?», — удивился владыка. «Они были без начала и конца», — объяснил диакон. На Дальнем Востоке в тридцатые годы духовные книги сжигали на кострах. Также большевики позакрывали все храмы, первый храм в Хабаровске открылся во время войны.

Все это не могло не отразиться на церковной жизни. Даже духовенство в основном было из приезжих. В нашем соборе, например, служили, включая пономаря, три москвича, три украинца и только один местный. Но если бы у матушки и детей не начались проблемы со здоровьем (а начались, потому что климат там специфический), возможно, я бы до сих пор служил в Хабаровске.

Официальные данные биографии

  • Фамилия, имя, отчество: Островский, Павел Константинович;
  • Место рождения: г. Москва, Российская Федерация;
  • Дата рождения: 1982-й год, 7 июля;
  • Знак зодиака: Рак; по восточному гороскопу – Черная Собака (стихия года вода); планета-покровитель Луна;
  • Образование: высшее: выпускник Коломенской духовной семинарии при Русской Православной Церкви;
  • Род деятельности: проповедник, миссионер, преподаватель, священнослужитель, блогер;
  • Вероисповедание: православие;
  • Место духовной службы: Российская Федерация, Московская область, г. Красногорск, настоятель Сретенского храма и Никольского храма (Пашинская пойма);
  • Семейное положение: женат; супруга – Маргарита Островская;
  • Дети: дочери – Василиса и Серафима, сын – Никита.

Блогерская и общественная деятельность

У Павла Островского есть дар — он умеет объяснять серьезные тезисы простыми словами. Именно этот талант помог священнику завоевать популярность у молодежи. Молодым людям интересно общаться с батюшкой еще и потому, что у него отличное чувство юмора.

Священнослужители России, Украины, Белоруссии, США заметили, что молодежь нуждается в духовном общении, но прийти в храм стесняется. Тогда служители Церкви решили стать ближе к молодым людям, используя социальные сети, в которых те проводят большую часть своего времени.

Сам батюшка Павел Островский проповедует в Инстаграме и Ютубе. Вернее, он записывает свои проповеди на видео и выкладывает в интернет. Есть у отца Павла свои аккаунты Вконтакте и Фейсбуке. По утверждению священнослужителя, таким образом он хочет привлечь в лоно Церкви молодежь и помочь людям обрести веру в Бога.

Проповеди отца Павла можно послушать на российском телеканале «Спас». Этот телевизионный канал ведет круглосуточное вещание, рассказывает россиянам о волнующих их проблемах, связанных с верой в Бога. Сам батюшка Павел Островский считает телеканал «Спас» достойнейшей платформой для вещания людям о Всевышнем.

Происхождение и детство

Павел Константинович Островский — священник Русской православной церкви. Тридцатисемилетний проповедник ведет активную миссионерскую деятельность на совершенно новой площадке — в интернете и на телевидении, является участником религиозного проекта «Батюшка онлайн», а также руководителем созданной им благотворительной организации «Добрые дела».

Родился будущий священник 7.07.1982 в городе Москве в семье священнослужителя. С ранних лет хотел посвятить свою жизнь служению Богу. Его родной отец, Константин, родился в столице СССР в 1951, после школы поступил в Институт электронного машиностроения, какое-то время трудился программистом. Правда, в 1978 он покрестился, ушел с работы и стал служить алтарником при церкви.

В 1987 Константин Юрьевич принял священный сан, а в 1992 успешно окончил столичную Духовную семинарию. В настоящее время протоиерей Константин работает настоятелем Успенской церкви, преподает в Коломенской Духовной семинарии. Известно, что три его сына посвятили свою жизнь служению Всевышнему.

Константин Юрьевич всем сердцем верил в Бога даже в то советское время, когда религия порицалась государственными структурами. В годы СССР не было никакой христианской литературы. Тогда батюшка Константин решил сделать своим детям подарок. Он переписал книгу Дмитрия Островского «Жития святых» так, чтобы священные тексты стали понятны малышам.

Новая книжка писалась для детей печатными буквами, состояла из нескольких тонких школьных тетрадок, сшитых в один большой том. Сейчас по этой книге учатся религии российские малыши. Книга протоиерея Константина называется «Житие святых для детей». Еще священнослужителю принадлежит авторство таких трудов, как «Православное семейное чтение на каждый день» и «Умереть нам не удастся».

Детство и юность

Православный священник Павел Константинович Островский родился 7 июля 1982 года в доме протоиерея Константина Островского, который в то время еще был рядовым московским инженером, а по окончании духовной семинарии принял на попечение Успенский храм.

Павел Островский в детстве с братом

Несмотря на мирскую профессию родителя, Паша вместе братьями воспитывались на постулатах Библии и знакомились с житиями святых. Главным источником для этого была тетрадь с переложением сборника Дитрия Ростовского, который отец, обладавший фантазией и литературными способностями, как мог постарался перевести на понятный детям русский язык.

Посещая занятия в воскресной школе, мальчик овладел старославянским, но это не помешало ему в молодости быть ярым фанатом ФК ЦСКА. Кроме того, в свободное от учебы время Паша выпивал и курил вместе с другими подростками, а убегая на матчи с участием любимой команды, надеялся, что об этом не узнает мама.

В 17-летнем возрасте, когда Павел стал студентом Московской духовной семинарии, его интересы не перетекли с материального на божественное, он не отстранился от соблазнов и благ.

Священник Павел Островский

Периодически нарушая дисциплину в этом учебном заведении, на 2-м курсе юноша подхватил тяжелую простуду и из-за многочисленных пропусков занятий из-за болезни его отчислили в 2000-м. Расстроенный отец дал нерадивому сыну работу пономаря при местном храме и стал приучать к дисциплине, вере и праведному труду.

В то же время молодой Островский под псевдонимом был зарегистрирован на религиозных интернет-форумах и являлся активным участником дебатов и бесед. Это наряду с потерей невесты, погибшей в начале 2000-х годов в автокатастрофе, привело Павла обратно в семинарию и избавило его от грехов и бед.

Мы не обязаны дружить

— Удавалось ли прокормить семью?

— Я как-то об этом мало думал по тогдашнему легкомыслию. На последней инженерной должности получал после всех вычетов 135 рублей. На скромную жизнь хватало. А в храме мне пообещали 73 рубля. У нас было двести рублей в запас отложено, и я решил, что добавим, и на первое время нам хватит. Наивно, конечно.

Но на деле все оказалось совсем не так, как думалось. С самого начала стали то прихожане что-нибудь давать, то батюшки. Отец Георгий относился к нам по-отцовски во всех отношениях, каждый год снимал нам дачу, чтобы дети летом были на воздухе.

Конечно, если бы жена меня не поддерживала, мы бы так не смогли прожить. Одно время она пыталась скопить денег на черный день, но поняла, что это невозможно. Иногда совсем деньги кончались, однажды даже молитвослов продал. Правда, это случилось накануне именин, на которые народ Божий щедро помог нам, и я купил новый молитвослов. Настоящей нужды мы не испытывали. Одежду давали люди, продукты, деньгами помогали — мы не отказывались. В Церкви в этом смысле было человечней, чем в миру.

— Люди, воцерковлявшиеся примерно в одно время с вами в том же храме на Пресне, рассказывали, что тогда не было и не могло быть церковной общины.

— Я вообще противник современной теории общинности. Какая должна быть община? Тогда был отец Георгий, духовный отец мой и многих прихожан — моих ровесников, постарше, помоложе. С Борей Ничипоровым (будущим отцом Борисом, ныне покойным) мы дружили, с Андреем Борисовичем Зубовым, тогда еще молодым кандидатом наук, тоже были в добрых приятельских отношениях. Очень любил я везде ходить с отцом Георгием, он меня часто брал с собой на требы, а заодно я ближе знакомился с прихожанами. Сложился круг людей, общавшихся между собой.

А приходская община в том виде, о котором сегодня все говорят, возможна либо в деревне, где мало прихожан, где на Пасху максимум 50 человек приходит, либо за границей, где тоже немного православных. Еще в центре Москвы — там храмов много, а жителей мало. Но о какой общине в обычной городской ситуации может идти речь? У меня не самый большой приход, но даже если не брать тех, кто ходит раз в месяц и реже, постоянных прихожан сотни! Не можем мы между собой все дружить, да и не нужно это.

Выделить из них какую-то группу людей, личных друзей, которые меня почитают, для которых я батюшка в специфическом смысле? Это младостарчество называется, все мы по своей немощи отчасти им пропитаны, но с ним, как с любой страстью, надо бороться, а не развивать. Мне больше нравится слово «приход» — люди приходят в храм, где их объединяет Чаша Господня, из которой мы все причащаемся. Люди при этом могут быть совершенно разными и по убеждениям, и по образованию, и по социальному статусу.

Среди прихожан есть и большие начальники, и ученые, и рабочие, и уборщицы. Как мы можем объединиться в одну общину? Нас Чаша объединяет, и всегда так было. Но почему все обязаны дружить?

Забота духовника — научить людей относиться друг к другу по-христиански. Недавно мне один молодой священник рассказал, что на московском приходе, где он вырос, если кто-то из прихожан заболевает, звонит настоятелю, а тот оповещает всех и просит по возможности помочь болящему. Это неплохо, но лучше было бы, если бы без всякого звонка батюшке рядом нашелся собрат, готовый помочь. У нас на приходе, кстати, так обычно и происходит — люди друг друга знают и в случае необходимости помогают друг другу.

Вот когда братской взаимопомощи не хватает, обращаются ко мне, я решаю вопрос. Иногда деньги нужно собрать, иногда нанять помощника. Например, есть семья прихожан, у которых дочка инвалид. Родители до недавнего времени были на ногах, а теперь все трое инвалиды, никто не ходит. Конечно, этой семье нужна большая помощь, и не только финансовая. Когда я узнал, благословил прихожан самих организоваться и помогать. Посещают их по очереди, ухаживают, приносят все необходимое. Естественно, если будет не хватать помощи, что-то купим на приходские деньги, но лучше, когда люди сами помогают. Для них самих лучше.

Общаются прихожане между собой, дружат, вот пусть и дружат, но по собственному желанию, по интересам. Понятно, что вне храма у ученых одни интересы, у простых людей другие. Еще до священства мне очень хотелось, чтобы была община. Я сам большой любитель дружбы, до сих пор считаю многих одноклассников и миэмовцев своими друзьями, хотя очень редко видимся.

Священство не бросишь

Единственная польза от той моей ошибки — я написал жития святых для детей. Мой старший сын Илья, ныне епископ Константин, рано научился читать, и я для него от руки печатными буквами сократил и переписал избранные жития по святителю Димитрию Ростовскому — мне казалось, что перепечатывать на машинке недуховно! До сих пор эта рукописная книжка хранится у меня как раритет! С другими сыновьями уже было проще.

— Трое из четырех ваших сыновей стали священниками. До революции по-другому и быть не могло, но сейчас и в семьях потомственных священников далеко не все сыновья идут по стопам отцов. Вы с самого детства настраивали детей на священство?

— Не надо ставить такой цели — вырастить ребенка священником. Священство — личное призвание. Троих из четырех Бог призвал, они служат. Если призовет четвертого, и он пойдет служить. Конечно, мне как всякому отцу приятно, что дети идут моим путем. Не просто церковным путем — это само собой разумелось. Был бы я архитектором, наверное, радовался бы, если бы и дети стали архитекторами.

Одно время думали отдать старшего в математическую школу при МИСИ — ему хорошо давалась математика, а жили мы недалеко. Паша, нынешний отец Павел, собирался в регенты, мы тоже поддерживали его желание поступить на регентский факультет. Хуже ничего нет, как без призвания становиться священником. Я без призвания в мединститут поступил, но быстро одумался и бросил, а священство же так не бросишь. Поэтому не должны родители подталкивать детей в священники, настраивать их на это.

— А в переходном возрасте не было у ваших сыновей охлаждения к Церкви?

— Насколько могу видеть, охлаждения к Церкви у них не было, а было некое обалдение. Феофан Затворник пишет, что в переходном возрасте подчревные пары ударяют в голову. И у всех молодых людей, кроме тех, которые еще до переходного возраста определились как христиане — сами определились, а не по родительской наводке, — эти пары все сметают.

На примере не только своей семьи (четыре человека — не такая большая выборка, чтобы делать выводы), но и воскресной школы я вижу, что так и есть. Подавляющее большинство ребят в этом самом переходном возрасте заносит, многие совершают какие-то недостойные поступки.

Более-менее гладко — не совсем без искушений и падений, но без больших — это проходит у единиц. Из нашей воскресной школы я могу назвать едва ли десятерых, но не буду, чтобы не смутить никого. Остальные делали штрафные круги. Как в биатлоне — если стреляешь мимо цели, делаешь штрафной круг. Я уже не боюсь, просто знаю, что это, за редкими исключениями, неизбежно.

Конкретно мои сыновья бунтовали скорее не против Церкви, а против моего отцовского давления. Отношения удалось сохранить, потому что в какой-то момент я понял, что они выросли и давить на них неэффективно, и прекратил давление.

— Ваш старший сын принял монашество. Когда он понял, что это его путь?

— Он всегда отличался серьезностью, и младшие братья его за это уважали,

но неотмирным ребенком он не был. И пошутить мог, и со сверстниками играл. Христианином он себя осознал еще в раннем детстве, поэтому относительно легко смог пережить искушения переходного возраста. Но такого стремления в монастырь, как у некоторых прирожденных иноков, у него не было.

Да в итоге он и не жил в монастыре ни дня: учился в Московской духовной академии, потом стал проректором Коломенской семинарии и десять лет в ней прожил, сейчас стал ректором. Он долго размышлял, советовался и со мной, и с отцом Георгием Бреевым, а окончательный выбор сделал, по-моему, после беседы с архимандритом Кириллом (Павловым), в то время духовником Лавры.

«Я веду блог ради далеких от Церкви людей»

— Сейчас многих переводят на удаленную работу, и наверное, ни у кого уже не возникнет сложностей с виртуальным общением. Ведь мы и так постоянно сидим в соцсетях.

— Здесь я занимаю довольно радикальную позицию: я не считаю общение через соцсети полноценным. Ты можешь договориться по интернету с человеком, но потом с ним встретиться и пообщаться лично. Или, бывает, ты уже знаешь хорошо человека, тогда можно дополнять личное общение сетевым. Мы же знаем примеры прошлых веков, когда человек общался со своим духовником сначала вживую, а потом — и через переписку. 

Но сегодня, когда мы почти полностью заменили реальное общение на виртуальное, думать, что оно полноценное, — ошибка. 

В какой-то момент я понял про себя, что я реально сумасшедший — потому что торчу в смартфоне, а не на улице.

И стал себя ограничивать, стараюсь каждый день гулять. Заметил, кстати, что в последнее время гуляет больше людей, пусть и разъединенно. 

Я бы рекомендовал, даже когда не будет карантина, выходить на улицу вместо того, чтобы с кем-то общаться по социальным сетям. Наша душа нуждается в том, чтобы мы просто прошлись пешком, подышали свежим воздухом, посмотрели на живую природу. Ничего страшного, если мы не будем каждый день прозванивать всех своих знакомых или просматривать все социальные сети. Ведь когда не существовало телефона, общение было гораздо более качественным, хотя меньшим количественно. 

Священник Павел Островский. Фото: instagram / pavelostrovski

— Интересная мысль… 

— Недавно я задал преподавателю МГУ им. Ломоносова вопрос: «Уровень абитуриентов снизился или вырос за счет того, что мы живем в мире информационной доступности?» Он ответил, что уровень абитуриентов упал. И мне кажется, это касается не только студентов, но и взрослых людей. 

«Главная опасность пандемии — разобщение людей». Протоиерей Дионисий Поздняев — о кризисе, вере и отношениях

Вроде бы информации в переизбытке, но почти никто не читает Священное Писание, никто о нем не рассуждает, самостоятельно не анализирует. Это касается многих воцерковленных. Одно дело, когда ты сам прочитал и подумал, а другое, — когда посмотрел чью-то видеопроповедь, но сам почти ничего не анализировал. 

Слушая рассказы родителей, которые были верующими уже в Советском Союзе, и общаясь с некоторыми священниками, которые служили в советские времена, я делаю вывод, что тогда прихожане были другими, им интересно было познавать. А сегодня у нас молитва по соглашению, цветочки от Матронушки — и глубже мало кто погружается.

— Для чего тогда вы ведете активную интернет-жизнь, онлайн-трансляции и так далее? 

— Я все это делаю исключительно ради далеких от Церкви людей. Мой подход всегда был принципиально миссионерским. Если глубоко воцерковленный человек, выбирая между пророком Божьим Исайей и священником Павлом Островским, выбирает священника Павла Островского, то я хочу поздравить его: он сошел с ума! Очевидно же, что Божье слово принесет ему гораздо больше пользы, чем слова какого-то отца из интернета. Хочу заметить, что я сам не читаю православные блоги, поскольку не вижу для себя в этом никакой пользы. 

В школьном детстве за обидчиков мы не молились

– Что от отца Константина вы взяли в свою священническую и семейную жизнь? 

Папа для меня – настоящий пример того, каким должен быть священник, насколько должен любить богослужение, с благоговением ко всему относиться, общаться с приходящими к нему людьми с любовью, милосердием и пониманием. С самого детства мы понимали, что богослужение, то есть служение Богу – это серьезно. 

Помню, как мы со старшим братом, сейчас он – владыка Константин, епископ Зарайский, были алтарниками – ему 10 лет, мне 8, с нами старенький дедушка, но он не в счет, все было на нас. И я помню, что папа к нам очень жестко относился, спрашивал абсолютно за все. Не дай Бог кадило не будет разожжено и вовремя подано, или кто-то Апостол прочтет неправильно. Помню, как папа посылал делать замечания народу, если кто-то разговаривал. Мне такая строгость с самого начала моей церковной жизни была полезна, я уже тогда воспринимал все именно как служение, а не игру. 

А что касается семейной жизни, моего родительства, то я стараюсь действовать, исходя из своего опыта. Может быть, больше даже беру мамин опыт – папа много служил, и воспитание все-таки больше лежало на маме. Но все-таки я иду своим путем, может быть, делая какие-то ошибки и потом их исправляя. 

Священник Иоанн Островский с детьми

– В школе к вам относились как-то иначе, ведь тогда дети из семьи священника были редкостью? 

Ничего необычного точно не было, учились в обычной школе, не в православной гимназии. Дома – молились, читали Евангелие, в храм ходили. 

Пионером я не был, просто отказался. Крестик не снимал в школе никогда, мне было без разницы, что говорят.

Если одноклассники что-то гадкое говорили, сразу получали за это. В школьном детстве мы за обидчиков не молились.

Вообще со стороны, глядя на наше поведение, было трудно догадаться, что у нас отец священник (смеется). Дрались, когда надо было. 

– Четыре мальчика не самого тихого поведения – родителям непросто было справиться?

Это вопрос к ним. Но воспитывали нас в достаточной строгости, наказывали, могли и ремнем. Мы, хоть и не были от этого в восторге, понятное дело, но и тогда понимали, что родители нас любят и хотят, чтобы нам было лучше. А мы и подраться могли, причем сильно, могли и в школе, и между собой, и на кухне что-нибудь стащить. Нам запрещалось заходить на кухню без спроса: семья небогатая, четыре мальчика, и если каждый будет заходить на кухню и брать без спроса, другим ничего не останется. Не приветствовалось в семье, если мы обижали маленьких, слабых. 

– Не жалеете, что служили в армии? 

Нет, не жалею и всем советую, если здоровье позволяет. Но помню этот момент очень хорошо. Я пошел в армию в 1997 году, через два дня после выпускного вечера. И это было потрясением – впервые оторваться от родителей, от семьи – на целых два года, резкое взросление. Мамы рядом нет, папы нет, и надо самому начинать думать о себе, зарабатывать себе имя среди своих сверстников. 

Я служил в частях, где в то время была дедовщина, но, чтобы меня били там, такого не было. Возникали потасовки, но, думаю, – это было обоюдное. Все были неправы, и я никогда не молчал. Потом и сам был «дедом», но все-таки православным и никогда не издевался над молодыми бойцами. От общепринятых тогда вещей – погладить «деду» форму, заправить постель – я не отказывался. Но чтобы унизить, оскорбить, а уж тем более избивать – такое мне в голову не приходило. 

Архивы

АрхивыВыберите месяц Декабрь 2020  (102) Ноябрь 2020  (109) Октябрь 2020  (135) Сентябрь 2020  (135) Август 2020  (162) Июль 2020  (144) Июнь 2020  (141) Май 2020  (174) Апрель 2020  (259) Март 2020  (195) Февраль 2020  (127) Январь 2020  (107) Декабрь 2019  (151) Ноябрь 2019  (122) Октябрь 2019  (133) Сентябрь 2019  (140) Август 2019  (133) Июль 2019  (151) Июнь 2019  (119) Май 2019  (131) Апрель 2019  (137) Март 2019  (122) Февраль 2019  (138) Январь 2019  (158) Декабрь 2018  (182) Ноябрь 2018  (143) Октябрь 2018  (147) Сентябрь 2018  (104) Август 2018  (83) Июль 2018  (102) Июнь 2018  (63) Май 2018  (71) Апрель 2018  (65) Март 2018  (69) Февраль 2018  (65) Январь 2018  (71) Декабрь 2017  (59) Ноябрь 2017  (70) Октябрь 2017  (56) Сентябрь 2017  (58) Август 2017  (58) Июль 2017  (77) Июнь 2017  (67) Май 2017  (71) Апрель 2017  (50) Март 2017  (59) Февраль 2017  (40)

Самое интересное

  • Я надеюсь на революцию в РПЦ – просмотров: 126 120
  • Олег Курзаков: О причинах моего ухода из клира Красноярской епархии и сложении священного сана – просмотров: 83 158
  • «Дали бы мне палку! Ух, я б вам…!»: феномен Андрея Ткачева – просмотров: 62 400
  • Мария Кикоть: Мне искренне жаль игуменью Николаю — она тоже жертва системы – просмотров: 59 825
  • Протоиерей Андрей Ткачев назвал иерархов РПЦ бандитами и ряжеными, а саму РПЦ — расколом – просмотров: 56 687
  • И в голове один вопрос: «А судьи кто?» – просмотров: 50 746
  • Ответ анонимного священника брезгливому батюшке – просмотров: 43 671
  • Протоиерей Вячеслав Баскаков: Я прошу прощения у всех, кого ввел в поношение через меня Святой Церкви – просмотров: 42 737
  • Инвалиды духовной войны – просмотров: 34 707
  • Опасный вопрос: кому пора на пенсию? – просмотров: 34 351

Обошлось без катехизации

— То есть крестились вы не вполне осознанно и воцерковляться стали не сразу после крещения?

— От друзей-оккультистов я услышал, что Христос рассеял астрал в атмосфере и тем, кто ищет духовную жизнь, помогает. Поэтому захотел креститься. Не совсем без катехизации крестился, потому что в нашей компании бывал Валерий Мишин, в то время уже православный христианин и алтарник. Мы с ним познакомились, побеседовали, он ответил на некоторые мои вопросы, дал первичные наставления и привел креститься. После крещения я даже причастился. Но, конечно, тогда я еще мало что понимал, а воцерковился, уже будучи алтарником.

Я и сейчас скептически отношусь к твердой установке на большую катехизацию. Многие мои ровесники, как и я, сначала без всякой катехизации пришли в Церковь, а уже потом воцерковлялись. Если бы от меня потребовали сходить предварительно на десять лекций, а лекции были бы прочитаны скучно, что вполне вероятно, я просто мог уйти, решив, что в Церкви все скучно.

Поэтому хорошо, что в моем случае обошлось без катехизации. То есть катехизация была, но уже в процессе церковной жизни. Алтарничал, общался с людьми, причащался, отец Георгий Бреев стал моим духовником, и постепенно все встало на свои места.

— Несмотря на то, что у человека с высшим образованием тогда, в конце семидесятых, не было никаких шансов на священство, вы решились уйти работать в Церковь?

— Я к работе по специальности относился только как к необходимости. Первые три года по распределению работал — тут никуда не денешься. Потом были поиски живой работы, хотелось работать с людьми, и я пошел в ПТУ. Проработал там два месяца — со своим вольным стилем общения совсем не вписывался в преподавательскую среду и не имел никакого желания подстраиваться. Ушел безо всякого конфликта, просто почувствовал, что я там чужак, а тут один из одноклассников предложил работу, на которую к тому же можно было не ходить.

Меня это устраивало — я занимался своими делами, и вдруг через год сказали, что теперь надо ходить на работу. Для меня это был шок, и я решил, что пойду в церковь — слышал, что можно сторожем устроиться. Меня не взяли, и тогда я попробовал пойти в певчие, да еще не куда-нибудь, а в Елоховский собор. Я до сих пор петь не умею, но сейчас хотя бы знаю, что не умею, а тогда не знал и один раз попел там в левом хоре.

Но это я сейчас понимаю, что он Дары потреблял, а тогда подумал: «Из какой красивой посуды батюшки завтракают!». Представляете, каков был уровень моей церковности? Но уже на следующий день я уверенно стоял со свечой возле Плащаницы и даже кому-то замечание сделал. На свое место попал, впервые к работе стал серьезно относиться.

Почему разваливаются общины

Когда стал настоятелем в Красногорске, много молодежи собралось в храме, я пришел в некий восторг… Сейчас со стыдом вспоминаю о том своем восторге. По милости Божьей не развалился приход, а у одного очень уважаемого мной священника в свое время все рухнуло, все его бросили. Потом новые люди пришли, сейчас у него другая община.

У нас до этого не дошло, все как-то само собой подкисло, а потом выправилось. Кто-то на меня обиделся, но ничего страшного не случилось. Община сохранилась, просто изменилась. Я этого не скрывал — говорил и говорю, что основание общины в служении, а не во взаимоотношениях. Я поставлен служить, кто-то несет свое служение вместе со мной (я имею в виду отнюдь не только духовенство) — вот что такое приходская община.

Служение может быть не таким ярким… Например, что особенного делает водитель или водопроводчик? Но оба могут себя чувствовать членами общины. А взаимоотношения какие сложатся, такие и сложатся — не это главное. Главное дело прихода — обеспечить богослужение.

Это не значит, что я против какой-то приходской работы. Но приходская общественная деятельность должна быть не плодом наших измышлений, а плодом нашего литургического единства и пастырского окормления прихожан. Тогда, если у людей есть желание и идеи, пусть работают, мое дело — не мешать, помогать, поддерживать.

Пришли в храм детские музыкальные педагоги — создалась Детская церковная музыкальная школа. Появился молодой батюшка, хорошо ладящий с молодежью — закипела эта деятельность. А вот благотворительная деятельность в больнице развилась (были у нас две медсестры по уходу), а потом развалилась — одна в монастырь ушла, другая институт закончила. Что поделаешь?

— Почему развалилась община у вашего знакомого?

— Потому что в основу было положено не духовное, а душевное. Но чужие дела обсуждать не будем, тем более что и сведения мои по слухам — я же не был членом той общины.

У нас общность несколько лет назад рассыпалась, потому что изначально была замешана на дружбе, а не на службе. А дружеские отношения — в духовной жизни непрочный фундамент. У меня страсти, у прихожан тоже. Один из лидеров общины сорвался и стал колоться, как в юности. Потом еще один запил, оказался алкоголиком. В нашу идиллию вошла грозная струя, от которой в жизни никуда не деться. К счастью, это единичные случаи. Община изменилась без скандалов, сама жизнь подвела нас к изменениям.

Комментировать
0