No Image

«позы» аретино

СОДЕРЖАНИЕ
0
07 января 2021
array(3) {
  [0]=>
  array(50) {
    [0]=>
    string(115) "d4e2f1f6880d584734c86eaf9502f799.jpeg"
    [1]=>
    string(115) "bfdfc4ff006e038857ac9b6b590d3136.jpeg"
    [2]=>
    string(115) "5199b32c7a856aa276cf5d02b4e01c62.jpeg"
    [3]=>
    string(115) "784edf6a2a3e6e2618f9e43c1a1ed749.jpeg"
    [4]=>
    string(113) "23a359862b5e1e4b73cc50c6739f23d7.png"
    [5]=>
    string(115) "1f40454f6e5c493115516f6a5f20a740.jpeg"
    [6]=>
    string(115) "14f8db8b2237eb244c6375d51457a6e1.jpeg"
    [7]=>
    string(113) "3e13272699b8e194a60b6199ba55edb8.bmp"
    [8]=>
    string(115) "2ed23ea18375d6e0a415616c3b216d8a.jpeg"
    [9]=>
    string(115) "f33d20015d40cbb97b94f4f44b9ced0e.jpeg"
    [10]=>
    string(115) "8d713c4bf2bd5a11978beea9c4cfb87c.jpeg"
    [11]=>
    string(115) "4813aa3303fff75fbff50ef98d9bf381.jpeg"
    [12]=>
    string(115) "2f8a7db2abedd96168ae36c83130edfd.jpeg"
    [13]=>
    string(115) "e89be763ed62d71c4798a15c281800c6.jpeg"
    [14]=>
    string(115) "273d1b4b70cd4082dc27b5fc6918c143.jpeg"
    [15]=>
    string(115) "62c25f5e14d0ad80940c27b302fe0457.jpeg"
    [16]=>
    string(115) "4abb620d81bc5743221f9c3ca2dcdfd5.jpeg"
    [17]=>
    string(115) "5159a50b2e7aa272cfbbe251996618c7.jpeg"
    [18]=>
    string(115) "d9cf7c7bc1ead2159306a75a837ba67e.jpeg"
    [19]=>
    string(115) "b233737968fc880ede9f0918a5d2842f.jpeg"
    [20]=>
    string(115) "d764468f30d0a7087c9b4dcac7108591.jpeg"
    [21]=>
    string(115) "ea0ce7a6beac139c8ee24046601fd73b.jpeg"
    [22]=>
    string(115) "c12a907c0b113d39c1a06e5d04d0d1cb.jpeg"
    [23]=>
    string(115) "378778a35311635d863c31f88ee0cb04.jpeg"
    [24]=>
    string(115) "89108b60b9af5c3450bd1b2389770886.jpeg"
    [25]=>
    string(115) "50ae5b99fdf90d95c51065bd9b4b7b26.jpeg"
    [26]=>
    string(115) "e70dd3bf641d7d61e18f310cc93210a7.jpeg"
    [27]=>
    string(115) "b6d2081999ed9c495f95b7dca40ed430.jpeg"
    [28]=>
    string(115) "c6d817acbdf3f50d3f710a83e54859b5.jpeg"
    [29]=>
    string(115) "8da6aad36c1518f9b02940219f385af5.jpeg"
    [30]=>
    string(115) "b864ff0a68b7cd6b551a862a34dfb877.jpeg"
    [31]=>
    string(115) "37c98d05a345ca0a2d61f64e09aab4d0.jpeg"
    [32]=>
    string(115) "9f4a0950fee45b06ea652c2b3cad1a1b.jpeg"
    [33]=>
    string(115) "64a237f2636ce25e5769736a34754a1e.jpeg"
    [34]=>
    string(115) "819fe5fe637fb3d86c5197c58a7fe254.jpeg"
    [35]=>
    string(115) "ddbee1e184eba70c54d7fb03eea79c57.jpeg"
    [36]=>
    string(115) "0ae9f83065a1da7806df20a8ad6890c6.jpeg"
    [37]=>
    string(115) "5e8f298dee90c9e2b6ad32c4cfdc27ac.jpeg"
    [38]=>
    string(115) "82dae09fc8da378a1bd9f9d5aec3a57c.jpeg"
    [39]=>
    string(115) "fe730200f962b12dbcc02e23b3a1291c.jpeg"
    [40]=>
    string(115) "dbeef79574f530c94311a163e8dabf1e.jpeg"
    [41]=>
    string(115) "2621fb2b7f711d64d2fe9f3914eb1e58.jpeg"
    [42]=>
    string(115) "37c44e2d4bb61a39bf7eceaf3ad8cc9b.jpeg"
    [43]=>
    string(115) "3b2ed826fd668625a56a80352d1877b6.jpeg"
    [44]=>
    string(115) "4775e0d0614b88a647de4d30b28d4435.jpeg"
    [45]=>
    string(115) "b8358c8ccd342a3dbf65b6d419b0cddc.jpeg"
    [46]=>
    string(115) "a8f21e48140107c869392e5234b7c218.jpeg"
    [47]=>
    string(115) "b36c196166cb77a6c63a24b3531dcffa.jpeg"
    [48]=>
    string(115) "39c1b921c27aaedb61e9d8006c0e1a91.jpeg"
    [49]=>
    string(115) "325a9d45a47057d8bf5711b049665988.jpeg"
  }
  [1]=>
  array(50) {
    [0]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/d/4/e/d4e2f1f6880d584734c86eaf9502f799.jpeg"
    [1]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/b/f/d/bfdfc4ff006e038857ac9b6b590d3136.jpeg"
    [2]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/5/1/9/5199b32c7a856aa276cf5d02b4e01c62.jpeg"
    [3]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/7/8/4/784edf6a2a3e6e2618f9e43c1a1ed749.jpeg"
    [4]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/2/3/a/23a359862b5e1e4b73cc50c6739f23d7.png"
    [5]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/1/f/4/1f40454f6e5c493115516f6a5f20a740.jpeg"
    [6]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/1/4/f/14f8db8b2237eb244c6375d51457a6e1.jpeg"
    [7]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/3/e/1/3e13272699b8e194a60b6199ba55edb8.bmp"
    [8]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/2/e/d/2ed23ea18375d6e0a415616c3b216d8a.jpeg"
    [9]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/f/3/3/f33d20015d40cbb97b94f4f44b9ced0e.jpeg"
    [10]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/8/d/7/8d713c4bf2bd5a11978beea9c4cfb87c.jpeg"
    [11]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/8/1/4813aa3303fff75fbff50ef98d9bf381.jpeg"
    [12]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/2/f/8/2f8a7db2abedd96168ae36c83130edfd.jpeg"
    [13]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/e/8/9/e89be763ed62d71c4798a15c281800c6.jpeg"
    [14]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/2/7/3/273d1b4b70cd4082dc27b5fc6918c143.jpeg"
    [15]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/6/2/c/62c25f5e14d0ad80940c27b302fe0457.jpeg"
    [16]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/a/b/4abb620d81bc5743221f9c3ca2dcdfd5.jpeg"
    [17]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/5/1/5/5159a50b2e7aa272cfbbe251996618c7.jpeg"
    [18]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/d/9/c/d9cf7c7bc1ead2159306a75a837ba67e.jpeg"
    [19]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/b/2/3/b233737968fc880ede9f0918a5d2842f.jpeg"
    [20]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/d/7/6/d764468f30d0a7087c9b4dcac7108591.jpeg"
    [21]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/e/a/0/ea0ce7a6beac139c8ee24046601fd73b.jpeg"
    [22]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/1/2/c12a907c0b113d39c1a06e5d04d0d1cb.jpeg"
    [23]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/7/8/378778a35311635d863c31f88ee0cb04.jpeg"
    [24]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/8/9/1/89108b60b9af5c3450bd1b2389770886.jpeg"
    [25]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/5/0/a/50ae5b99fdf90d95c51065bd9b4b7b26.jpeg"
    [26]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/e/7/0/e70dd3bf641d7d61e18f310cc93210a7.jpeg"
    [27]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/b/6/d/b6d2081999ed9c495f95b7dca40ed430.jpeg"
    [28]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/6/d/c6d817acbdf3f50d3f710a83e54859b5.jpeg"
    [29]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/8/d/a/8da6aad36c1518f9b02940219f385af5.jpeg"
    [30]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/b/8/6/b864ff0a68b7cd6b551a862a34dfb877.jpeg"
    [31]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/7/c/37c98d05a345ca0a2d61f64e09aab4d0.jpeg"
    [32]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/9/f/4/9f4a0950fee45b06ea652c2b3cad1a1b.jpeg"
    [33]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/6/4/a/64a237f2636ce25e5769736a34754a1e.jpeg"
    [34]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/8/1/9/819fe5fe637fb3d86c5197c58a7fe254.jpeg"
    [35]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/d/d/b/ddbee1e184eba70c54d7fb03eea79c57.jpeg"
    [36]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/0/a/e/0ae9f83065a1da7806df20a8ad6890c6.jpeg"
    [37]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/5/e/8/5e8f298dee90c9e2b6ad32c4cfdc27ac.jpeg"
    [38]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/8/2/d/82dae09fc8da378a1bd9f9d5aec3a57c.jpeg"
    [39]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/f/e/7/fe730200f962b12dbcc02e23b3a1291c.jpeg"
    [40]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/d/b/e/dbeef79574f530c94311a163e8dabf1e.jpeg"
    [41]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/2/6/2/2621fb2b7f711d64d2fe9f3914eb1e58.jpeg"
    [42]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/7/c/37c44e2d4bb61a39bf7eceaf3ad8cc9b.jpeg"
    [43]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/b/2/3b2ed826fd668625a56a80352d1877b6.jpeg"
    [44]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/7/7/4775e0d0614b88a647de4d30b28d4435.jpeg"
    [45]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/b/8/3/b8358c8ccd342a3dbf65b6d419b0cddc.jpeg"
    [46]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/a/8/f/a8f21e48140107c869392e5234b7c218.jpeg"
    [47]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/b/3/6/b36c196166cb77a6c63a24b3531dcffa.jpeg"
    [48]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/9/c/39c1b921c27aaedb61e9d8006c0e1a91.jpeg"
    [49]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/2/5/325a9d45a47057d8bf5711b049665988.jpeg"
  }
  [2]=>
  array(50) {
    [0]=>
    string(37) "d4e2f1f6880d584734c86eaf9502f799.jpeg"
    [1]=>
    string(37) "bfdfc4ff006e038857ac9b6b590d3136.jpeg"
    [2]=>
    string(37) "5199b32c7a856aa276cf5d02b4e01c62.jpeg"
    [3]=>
    string(37) "784edf6a2a3e6e2618f9e43c1a1ed749.jpeg"
    [4]=>
    string(36) "23a359862b5e1e4b73cc50c6739f23d7.png"
    [5]=>
    string(37) "1f40454f6e5c493115516f6a5f20a740.jpeg"
    [6]=>
    string(37) "14f8db8b2237eb244c6375d51457a6e1.jpeg"
    [7]=>
    string(36) "3e13272699b8e194a60b6199ba55edb8.bmp"
    [8]=>
    string(37) "2ed23ea18375d6e0a415616c3b216d8a.jpeg"
    [9]=>
    string(37) "f33d20015d40cbb97b94f4f44b9ced0e.jpeg"
    [10]=>
    string(37) "8d713c4bf2bd5a11978beea9c4cfb87c.jpeg"
    [11]=>
    string(37) "4813aa3303fff75fbff50ef98d9bf381.jpeg"
    [12]=>
    string(37) "2f8a7db2abedd96168ae36c83130edfd.jpeg"
    [13]=>
    string(37) "e89be763ed62d71c4798a15c281800c6.jpeg"
    [14]=>
    string(37) "273d1b4b70cd4082dc27b5fc6918c143.jpeg"
    [15]=>
    string(37) "62c25f5e14d0ad80940c27b302fe0457.jpeg"
    [16]=>
    string(37) "4abb620d81bc5743221f9c3ca2dcdfd5.jpeg"
    [17]=>
    string(37) "5159a50b2e7aa272cfbbe251996618c7.jpeg"
    [18]=>
    string(37) "d9cf7c7bc1ead2159306a75a837ba67e.jpeg"
    [19]=>
    string(37) "b233737968fc880ede9f0918a5d2842f.jpeg"
    [20]=>
    string(37) "d764468f30d0a7087c9b4dcac7108591.jpeg"
    [21]=>
    string(37) "ea0ce7a6beac139c8ee24046601fd73b.jpeg"
    [22]=>
    string(37) "c12a907c0b113d39c1a06e5d04d0d1cb.jpeg"
    [23]=>
    string(37) "378778a35311635d863c31f88ee0cb04.jpeg"
    [24]=>
    string(37) "89108b60b9af5c3450bd1b2389770886.jpeg"
    [25]=>
    string(37) "50ae5b99fdf90d95c51065bd9b4b7b26.jpeg"
    [26]=>
    string(37) "e70dd3bf641d7d61e18f310cc93210a7.jpeg"
    [27]=>
    string(37) "b6d2081999ed9c495f95b7dca40ed430.jpeg"
    [28]=>
    string(37) "c6d817acbdf3f50d3f710a83e54859b5.jpeg"
    [29]=>
    string(37) "8da6aad36c1518f9b02940219f385af5.jpeg"
    [30]=>
    string(37) "b864ff0a68b7cd6b551a862a34dfb877.jpeg"
    [31]=>
    string(37) "37c98d05a345ca0a2d61f64e09aab4d0.jpeg"
    [32]=>
    string(37) "9f4a0950fee45b06ea652c2b3cad1a1b.jpeg"
    [33]=>
    string(37) "64a237f2636ce25e5769736a34754a1e.jpeg"
    [34]=>
    string(37) "819fe5fe637fb3d86c5197c58a7fe254.jpeg"
    [35]=>
    string(37) "ddbee1e184eba70c54d7fb03eea79c57.jpeg"
    [36]=>
    string(37) "0ae9f83065a1da7806df20a8ad6890c6.jpeg"
    [37]=>
    string(37) "5e8f298dee90c9e2b6ad32c4cfdc27ac.jpeg"
    [38]=>
    string(37) "82dae09fc8da378a1bd9f9d5aec3a57c.jpeg"
    [39]=>
    string(37) "fe730200f962b12dbcc02e23b3a1291c.jpeg"
    [40]=>
    string(37) "dbeef79574f530c94311a163e8dabf1e.jpeg"
    [41]=>
    string(37) "2621fb2b7f711d64d2fe9f3914eb1e58.jpeg"
    [42]=>
    string(37) "37c44e2d4bb61a39bf7eceaf3ad8cc9b.jpeg"
    [43]=>
    string(37) "3b2ed826fd668625a56a80352d1877b6.jpeg"
    [44]=>
    string(37) "4775e0d0614b88a647de4d30b28d4435.jpeg"
    [45]=>
    string(37) "b8358c8ccd342a3dbf65b6d419b0cddc.jpeg"
    [46]=>
    string(37) "a8f21e48140107c869392e5234b7c218.jpeg"
    [47]=>
    string(37) "b36c196166cb77a6c63a24b3531dcffa.jpeg"
    [48]=>
    string(37) "39c1b921c27aaedb61e9d8006c0e1a91.jpeg"
    [49]=>
    string(37) "325a9d45a47057d8bf5711b049665988.jpeg"
  }
}

«Леда и лебедь»

Если говорить о наиболее нескромном классическом сюжете, то заслуженную пальму первенства получит античная история о близости бога Зевса и прекрасной Леды. Согласно легенде, житель Олимпа явился к девушке инкогнито, в облике лебедя, но тем не менее умудрился вступить с ней в связь и даже завести потомство.

За последнее тысячелетие только ленивый не брался изображать сцену соития красавицы с птицей. Не миновала сия участь и великих — набивший оскомину сюжет эксплуатировали Буше, Микеланджело и даже Леонардо. Франсуа Буше в 1740 году предложил наиболее неприличную интерпретацию истории с демонстрацией анатомических особенностей, которые принято стыдливо драпировать.

Ранее предложил свое видение ситуации великий Микеланджело, который хоть и избежал излишней детализации, но все же не смог удержаться и изобразил пару прямо во время противоестественного межвидового соития.

На фоне всего этого картина Леонардо да Винчи кажется просто иллюстрацией к сказкам Пушкина для школьников младших классов. На его полотне все уже свершилось и Леда со скучающим лицом наблюдает, как из снесенных ею яиц вылупляются вполне здоровые годовалые малыши.

Нам эта идиллическая сцена кажется вполне приличной, но так было не всегда. Картины мастеров эпохи Возрождения были уничтожены в начале XVIII столетия престарелой фавориткой Людовика XIV маркизой де Ментенон как неприличные. Сегодня мы можем видеть весь этот разврат только благодаря поздним копиям.

Радость и мясо

В Red Pieces есть еще один спектакль, с которого серия и началась несколько лет назад, — 69 positions, трехчастная лекция-перформанс в пространстве выставки. Главный сюжет первой части — идея реконструировать перформанс Meat Joy («Радость плоти») Кароли Шнееман. Ингвартсен отказалась от нее после переписки с легендарной американской художницей.

В Meat Joy участвовали восемь раздетых до белья перформеров и перформерок, а также ощипанный цыпленок, несколько сырых рыб, ведра краски, колбаса. Движение было хаотичным: исполнители обнимались друг с другом, обливались краской, хлестали себя предметами. На год раньше, в 1963 году, Шнееман представила фотоинсталляцию Eye/Body — серию собственных снимков, которые «исследовали художественный потенциал плоти художницы».

Обнаженные тела не были новостью для арт-мира 1960-х. Но смена эстетизированной пассивной красоты на активную откровенность вызывала вопросы. Шнееман говорили: если хочется рисовать, рисуй, но голый бег к искусству отношения не имеет. Истеблишменту казалось, что художница попросту нарциссична. Но параллельно со Шнееман подобным занималось и множество других художниц. Например, Шигеко Кубота рисовала на полу, вставляя кисть в собственную вагину. Ханна Уилк лепила вагины из жвачек, приклеивала на свое тело и фотографировалась обнаженной — а зрители говорили ей, что она слишком красива.

К 1970-м нескромное феминистское искусство разрослось — всё больше женщин не боялись заявлять о себе, и, конечно, не только в США. На недавней выставке Feminist Avant-Garde of the 1970s показывали работы аж 48 художниц. Их общей целью было обрести право на собственное тело, а главным и наиболее наглядным инструментом стала демонстрация сексуальности. Женщины превращали собственные тела в арт-объекты, но теперь сами решали, как показать себя.

Самообъективация и сегодня остается одной из важных стратегий в отношениях искусства и сексуальности. Шведская художница Офелия Ортега пишет:

В молодом искусстве и перформансе 2010-х живут не только смелые отважные женщины, но и «девочки» — нарочито уязвимые, наивные и не скрывающие этого, хотя «невинность» и молодость остаются одним из порнофетишей. Нам по-прежнему неловко от сексуальности вне частной жизни — вспомнить хотя бы чувства, которые испытываешь при просмотре «девчачьего» ASMR-видео.

Варвара Гранкова,

Есть мнение, что если художнику нечего сказать, то он изображает секс

Хотя сейчас этим уже никого не шокируешь, такой проект всё равно гарантированно привлечет внимание. Я ищу обходные пути

Через свои работы я пытаюсь транслировать философию ненасилия, которая была сформулирована еще Ганди, но в более широком и современном смысле. Меня волнует тема экологичных отношений, а начинать выстраивать их следует с изучения травм. Если я работаю с проблемой насилия или чувства вины, то всегда фокусируюсь на поиске решения, на том, какой путь исцеления мы можем выбрать.

В проекте «Ненасилие» я использую изображения обнаженного тела в первую очередь потому, что говорю о вербальных истязаниях и шрамах, которые они оставляют на теле. Мне интересно исследовать эту связь. Сначала я беседую с человеком, выясняю, какие слова причинили ему боль. Спрашиваю, где в теле отзывается та или иная фраза. Часто люди говорят, что физически чувствуют блок в определенном месте.

Не потому, что это сексуально, а потому, что здесь находится невидимый (а иногда и вполне осязаемый, после кесарева сечения) шрам.

Я исхожу из запроса человека и никогда не принуждаю, не упрашиваю его раздеться во что бы то ни стало. У меня нет цели показать именно голое тело — скорее, оно выступает как форма, как объект, который я исследую в контексте травмы. Одежда, как социальная конструкция — стыд, красота, эстетика, — в этом случае была бы неуместна и отвлекала бы от темы насилия как такового.

После того как изображения голого тела попали под запрет, из моего аккаунта удалили несколько фотографий, хотя я бы не сказала, что они сексуальные: соски́ замазаны, половых органов не видно. На одной не было ничего, кроме лобковых волос, но ее всё равно забанили.

Сейчас в сети и на классических живописных полотнах соски́ замазывают. Получается диссонанс: с одной стороны — запрет порнографии, с другой — повсеместное использование гиперсексуализированных женских образов.

«Похищение дочерей Левкиппа»

Великий голландец Питер Пауль Рубенс, известный своими прекрасными полотнами с тяжеловесными красавицами, в 1618 году представил зрителям свое «Похищение дочерей Левкиппа». На первый взгляд, между героями картины происходит удалая потасовка без всякого сексуального подтекста.

Но для тех, кто знаком с греческим мифом о братьях Диоскурах, совершенно очевидно, что раздетым блондинкам вовсе не до шуток. Второе название шедевра «Изнасилование дочерей Левкиппа» точнее отображает действие на картине.

В античной истории сыновья Зевса и Леды (смотри историю их странного рождения выше), Кастор и Поллукс, похитили дочерей царя Левкиппа Гилаиру и Фебу и по старой доброй традиции, завещанной отцом, надругались над ними. Закончилось все вроде плохо — все умерли.

Зачем появилась одежда?

С того момента, как человек начинает выделять себя из окружающей действительности, происходит формирование представлений о собственной индивидуальности. Важными становятся четыре вопроса:

  • Что такое «Я»?
  • Что находится в пространстве вокруг «Я»?
  • Как «Я» может функционировать в пространстве?
  • Где проходит граница между «Я» и пространством?

Философы и психологи XX века приходили к мнению, что физиологические границы тела не соответствуют границам «Я». Слепой человек пользуется тростью как продолжением руки, в то время как некоторые люди, страдающие психическими расстройствами, могут отчуждать от себя какую-либо часть тела, не отождествляя ее с собой.

Мария Сельцова,

Я стала художницей три года назад, после того как упала с байка, поскользнувшись на разлитой на дороге краске. Помню, она была синего цвета. Я тогда чуть не лишилась правой руки и пообещала себе и вселенной, что если всё обойдется, то стану более чувствительной, буду следовать знакам. Меня спасли — и я начала учиться живописи.

Через год я переехала в Барселону. Это очень феминистическое место: здесь женщины борются за свои права с применением силы, агрессии — такие приемы кажутся мне абсурдом. У нас есть своя энергия, отличная от мужской, и использовать ее надо по-другому. Сейчас я вышла на тот уровень, когда могу просто улыбнуться, выпустить сексуальную энергию — и получить то, что мне нужно. Это намного быстрее и эффективнее, чем добиваться чего-то силой, как мужчины.

Раньше я пыталась подавлять свою энергию, постоянно доказывала, что я чего-то стою. А нужно было принять себя.

Вдохновение обычно приходит ночью. У меня начинает болеть голова, я не могу спать и потом как будто падаю и смотрю на себя с высоты. В тот раз мне представился такой образ: я пишу картины — а внутри меня что-то вибрирует, вызывает возбуждение и сексуальное удовлетворение. Решила проверить, делал ли это кто-нибудь до меня, — и выяснила, что нет.

Я нашла специальный клиторальный стимулятор, который крепится на ремешках, — удобно, потому что руки остаются свободны. Мои друзья помогли мне организовать съемки в заброшенном помещении на Патриарших прудах.

Все мои творческие способности обострились до предела: я как будто погрузилась в глубокую медитацию, мне было хорошо.

Проект, который я назвала Love Yourself, включает в себя картины, написанные маслом, семиминутный ролик и фотографии процесса — их мы показываем каждый раз, когда я где-либо выставляюсь. Он посвящен не только женщинам — я поддерживаю и ЛГБТК-культуру, тех, кто пытается ужиться в собственном теле. Потому что это тяжело — с детства чувствовать, что отличаешься от остальных, что у тебя проблемы с внешностью или ты ведешь себя не так, как другие считают нужным.

После выставки я месяц лежала пластом дома у мамы в Ульяновске. Проект отнял у меня столько сил, я так старалась, чтобы мое творческое высказывание получилось максимально искренним, и не просто ради перформанса или славы, а чтобы женщины себя приняли. И меня не поняли!

Я посылала этот проект на многие фестивали, постоянно общалась с галеристами, но продолжала получать отказы. Слишком провокационно. Порнография. Ты же мастурбируешь! Но там нет гениталий! Да, голая грудь — но кого сейчас сиськами удивишь? Сами картины ведь абстрактные! А вы попробуйте себя пересилить и сделать то же!

Мне предлагали выставлять мои работы без видео и фотографий, но я не соглашалась. Весь смысл в том, что на мне был клиторальный стимулятор, что я писала картины обнаженная

Даже без видеоряда эта энергия всё равно считывается, но мне важно, чтобы человек покупал не просто абстракцию, которая взбрела мне в голову, а произведение целиком и видел весь творческий процесс

Была у проекта, как следует из его названия, и другая важная задача — заявить, что онанировать, получать удовольствие, испытывать оргазм — нормально. В России эта тема табуирована.

«Вообще-то я бухгалтер»

Интересно поговорить о многом: о вас, о девушках, о, так сказать, времени. Но начнем с вас. Ню-фотография — это вроде бы изначально про эротизм, а потому я прекрасно понимаю, зачем в этот жанр идут фотографы-мужчины. А вы? Зачем все это понадобилось вам?

Мне просто нравится красота женского тела и то, как красивое женское тело выглядит на фотографиях. Поэтому я и решила такие фотографии создавать сама. Нет, я не планировала заниматься исключительно съемками в стиле ню, и с удовольствием снимала и снимаю девушек в одежде. Просто так сложилось, что чем дальше — тем больше среди моей аудитории девушек, желающих сниматься именно голыми. Да и, признаться, именно такие фотографии вызывают больший общественный резонанс и интерес.

Фото обнаженных мужчин интересны куда меньшему количеству ценителей прекрасного?

Намного меньшему! Даже женщинам фото с обнаженной девушкой нравится больше, чем фото с обнаженным мужчиной. Казалось бы, это странно, но… Единственное, что заходит в этом смысле женской аудитории, — это художественные фотографии очень стройных подтянутых мужских тел, в которых отсутствует эротический подтекст. Тогда как девушкам на фото совершенно не обязательно иметь идеальную фигуру, чтобы заинтересовать зрителя любого пола. Их любят любыми.

У вас нескучная работа… Кто вы по образованию?

Вообще-то я бухгалтер-аудитор. Но мне вся эта тема никогда интересна не была — даже в институте. Поэтому, еще учась, я начала серьезно заниматься фотографией. Вот это меня увлекало по-настоящему.

Медуза Горгона и male gaze в Нью-Йорке

В октябре в Нью-Йорке, напротив суда, где Харви Вайнштейну огласили обвинительный приговор, поставили двухметровую бронзовую статую Горгоны Медузы с отрубленной головой Персея — она символизировала движение #MeToo. Автор скульптуры, аргентинский художник Лучано Гарбати, создал её ещё в 2008 году: тогда он ещё не думал о движении против сексуального насилия, просто решил переосмыслить древнегреческий миф, а именно его воплощение в скульптуре Бенвенуто Челлини XVI века «Персей с головой Медузы». Он задался вопросом, какой бы была победа Медузы.

Гарбати вновь поделился фотографией своей работы в 2018 году, когда движение #MeToo набирало обороты и освещалось в СМИ (зародилось движение ещё в 2006 году), статуя Гарбати разлетелась по соцсетям и стала символом «гнева женщин». По его словам, многие тогда писали ему и благодарили за эту работу

Тогда же на его скульптуру обратила внимание художница Бек Андерсен — она стала инициатором возведения статуи в Нью-Йорке. Сначала Андерсен и Гарбати основали проект «Medusa with the head» и продавали миниатюры скульптуры за 750 долларов, перечисляя 10 % выручки Национальному женскому правовому центру (National Women’s Law Center)

Потом они подали заявку по программе «Искусство в Парке» в Нью-Йорке, в которой Гарбати представил свою работу как комментарий об обвинении пострадавших от сексуального насилия, ведь миф о Медузе «тысячелетиями внушал женщинам, что если их насилуют, то это их вина».

Когда Медуза Лучано Гарбати наконец появилась в Нью-Йорке, на неё обрушилась в основном критика

Многие обратили внимание на то, что движение #MeToo зародилось благодаря личным историям женщин (потом к движению присоединилось множество разных людей), но автором скульптуры, призванной это движение символизировать, оказался мужчина. Другие комментаторы считают, что вернее идею передала бы отрубленная голова Посейдона в руках Медузы, ведь именно он её изнасиловал, а не Персей

И конечно, много комментариев вызвала нагота и «традиционная красота» Медузы Гарбати.

«Это образ глазами мужчины: без лобковых волос с идеальной грудью, она больше похожа на Барби, ну или в крайнем случае на постмодернистскую Чёрную Мамбу Тарантино. В наготе самой по себе нет ничего оскорбительного, но неужели женщине всё ещё необходимо быть голой чтобы попасть в искусство (это отсылка к знаменитой работе Guerilla Girls. — Прим. ред.)?», — считает Дарья Юрийчук, исследовательница культуры и создательница канала «Волшебный институт феминистских исследований»

При этом Дарья отмечает, что для этой работы важно, кто и как решил установить её в городе. Ведь паблик-арт — это работа сообществ или с сообществами, это способ, который помогает учесть точки зрения тех, кого изображают

Так, Бек Андерсен, благодаря которой «Медуза» и простоит в Нью-Йорке до апреля следующего года, в ответ на онлайн-критику сказала: «Истинная сила работы заключается в том, что она дестабилизирует патриархальный нарратив. Она заставляет человека остановиться».

Автор вдохновлялся скульптурой Челлини, то есть создал своеобразный женский «ответ» его Персею, отсюда и фигура Медузы, парируют защитники Гарбати. Но такое переосмысление мужчиной-художником классического сюжета Дарья Юрийчук не считает удачным. «Образ, на мой взгляд, действительно очень противоречивый. Художнику, который заигрывает с классическими античными сюжетами и формами, с феминизмом вряд ли по пути. Нам нужны другие истории с других перспектив. Тут перспектива, точка зрения вроде бы меняется, но если присмотреться повнимательнее, сама форма — то, как сделана эта скульптура, едва ли революционна. Учитывая, что в качестве Персея скульптор изобразил сам себя, — это скорее памятник страху белых мужчин потерять свои привилегии. И, может, даже последняя попытка нейтрализовать эту новую силу, превратить её в камень». Карен Аттиа, редактор раздела Global Opinions газеты The Washington Post, считает, что способность Медузы превращать мужчин в камень и была её эмпауэрментом — так она могла защитить себя, а в работе Гарбати Медуза обращается к «мужской» тактике насилия, хотя изначально могла обратить male gaze мужчин, которые не могли себя сдерживать, против них самих.

«Великий мастурбатор»

Великий сюрреалист Сальвадор Дали обожал неприличные картины и от его эротоманства нас спасает лишь манера написания его картин, знатно искажающая сюжет. Вот и с работой  «Великий мастурбатор» не все так однозначно. Более того, если бы не название, никто бы и не понял о чем эта прекрасная картина.

Но, как бы там ни было, явно выраженный сексуальный подтекст в этом полотне есть. Лицо женщины в правой части картины, почти упирающееся в мужской гульфик, раздражало современников Дали и вызывало даже осуждение. Хорошо никто не знает, что изобразил мастер сюрреализма в центре полотна — возможно, там творится самый разнузданный разврат.

«Небритые подмышки — не тренд, а антисанитария»

Вы никогда не хотели попробовать себя в качестве ню-модели?

Если не секрет, сколько платят вам не модели, а простые девушки за съемку?

Именно моя работа начинается от 15 тысяч, но оплата студии, визажиста, прически и так далее увеличивает эту сумму примерно раза в два.

Деньги неплохие. Но времена меняются. Ваша профессия — уходящая или же полна радостных перспектив?

Ню-фотография точно не уйдет. Благодаря феминизму она может только лишь трансформироваться, переключившись с показа голого тела в сторону художественных образов, чтобы показывать голую девушку не как объект желания, а как арт-объект, которым нужно просто восхищаться… Нет, правда, я не вижу никаких противоречий между съемками ню и феминизмом, ведь он не про то, что голое тело нельзя показывать, он про отношение к этому телу, про уважение к нему

Но тут важно понимать: уважение к телу — это не идти на съемку с небритыми подмышками и прочими частями тела, потому что в этом нет никакой красоты, никакого искусства, никакого тренда, а есть лишь сплошная антисанитария, демонстрация вседозволенности и желание хайпануть

Соблазнительный анализ

На сцене черный кожаный диван, массивное кресло, несколько столов и стульев, крупный цветок — и двенадцать человек. В начале спектакля все они встали со своих мест в зрительном зале, медленно разделись и, аккуратно сложив вещи, поднялись на сцену. Там перформеры сразу легли на пол и единой массой перетекли из левого заднего угла в правый передний. После, уже разделившись, они десять минут без остановки тряслись — вибрировали до изнеможения, целовали кресла, столы и цветок и вписывались телами в их изгибы, соблазняли друг друга и даже подчиняли — ближе к концу, в сцене, где половина перформеров полностью оделась, а другие остались обнаженными.

Этот спектакль датского хореографа Метте Ингвартсен — только один из четырех Red Pieces, серии о публичной сексуальности, которую впервые полностью показали в этом году. Ингвартсен была одним из хедлайнеров крупнейшего танцфестиваля Impulstanz в Вене. Неделю в огромных помпезных театрах планшет сцены застилали танцевальным линолеумом, чтобы публика вызывала перформеров на поклоны по пять раз.

Red Pieces не провокативная серия, а аналитическая. Художественная задача — не шокировать, а пригласить к размышлению. В 7 pleasures Ингвартсен думает об удовольствиях, будь то мягкие касания, продолжительная вибрация или мазохизм. В to come (extended) — о сходствах между оргазмом и веселыми танцами, а потом о различиях между оргазмом и отточенным хоровым исполнением вздохов и вскриков. В 21 pornographies — о завороженности жутким, от насильственной порнографии до милитаристских пыток.

Все эти перформансы изматывают или заряжают, иначе говоря, по-разному аффектируют зрительские тела. При этом они оставляют голову совершенно холодной, не рождают эмоций и сопереживания. Так работает аффект — ключевая категория в работах Ингвартсен, да и вообще в современном искусстве и политической теории. Например, если люди слушают в толпе или даже перед телевизором продуманное ораторское выступление, коллективный аффект способен заставить их действовать помимо их воли.

Театр тоже может быть местом, где возникает коллективный аффект. Но нарочитая техничность, отстраненность, даже лабораторность в исполнении Red Pieces предлагает скорее исследовательскую дистанцию к теме спектакля.

После просмотра даже хочется согласиться с теми, кто верит, что в новом мире больше нет страсти, а чувственность дескрализована. Но есть и другая сторона. Red Pieces, как и другие феминистские проекты, создает и уточняет язык для публичного разговора о сексуальности: вот элементы удовольствия, оргазма, отношений власти — даже микроэлементы. Всё это препарирование действительно лишает тему загадочности и таинственности. Но в то же время оно позволяет обсуждать и даже проживать эротический опыт точно и без стеснения. Не к этому ли на самом деле стремились активисты контркультуры 1960-х, по которой так часто ностальгируют в сегодняшних дискуссиях?

Что тем временем происходит в России

В России пока сложно представить похожие дискуссии — просто потому, что подобные произведения паблик-арта вряд ли появятся в общественном пространстве, которое контролирует государство. Даже обложки журналов, иначе показывающие наготу, рискуют не пройти самоцензуру, как показал недавний пример с фальшобложкой выпуска Elle с обнажённой Эшли Грэм.

Подавляющее большинство памятников в России непосредственно изображают тех, кому посвящены, и редко встречаются экспериментальные работы, вызывающие дебаты. Они зачастую возводятся по инициативе или под контролем государства — неподходящий дизайн просто не пройдёт отбор. Общественность сможет поучаствовать в принятии решения разве что на этапе голосования за предварительно отобранные эскизы. Поэтому у нас памятники женщинам хоть и появляются, но связаны с узким кругом тем и выполнены в «традиционной» манере, поэтому зачастую сложно понять время их возведения.

В то же время в стране существует феномен локальных скульптур женщин, одобренных местными муниципалитетами. И они транслируют определённое видение женщин. Например, в Тюмени, Томске и Саратове есть памятники беременным женщинам — они чаще всего располагаются напротив роддомов или медицинских вузов, и их почти всегда создают скульпторы-мужчины. Автор тюменской «Мамы» решил изобразить её без партнёра, потому что отец только «нарушил бы композицию». А в Новосибирске есть памятник «деловой женщине» в мини-юбке и с декольте, установленный местной компанией, — её принимают за секретаря или учительницу (скорее всего, из-за большого стола, рядом с которым она стоит). В Томске стоит покровительница студентов Татьяна — стройную девушку в тонком обтягивающем платье студенты каждую осень по традиции наряжают в шарф.

Такие произведения сложно назвать паблик-артом. Директор Музея современного искусства PERMM Наиля Аллахвердиева в интервью журналу «Искусство» говорила, что у паблик-арта нет цели развлекать, он может быть «социальной терапией, способом изменения представлений о мире и о себе», в то время как возведение новых «монументов великим людям» — признак стагнации. Реакцию на нестандартные монументы можно предугадать по тому, как в Москве приняли новую скульптуру Сергея Есенина, возведённую у музея поэта этой осенью: «ангела со сломанными крыльями» назвали жутким и бездарным.

Монументальная скульптура требует больших усилий по согласованию и реализации в России, отчего, кажется, нет и волонтёрских движений наподобие того, что добилось установки памятника Мэри Уолстонкрафт. Как замечает культуролог Олеся Авраменко, скульптура может быть слишком затратной и для самих художниц, они становятся зависимыми от спонсоров или государства. «А возможно, скульптура просто на время перестала быть для сегодняшних художниц важным инструментом. На мой взгляд, сегодня интереснее работать с пределами и преобразованиями собственного тела, как делают Алиса Горшенина, Ольга Кройтор или Саша Фролова», — добавляет Авраменко. Хотя встречаются примеры монументального уличного искусства: так, в Казани в октябре экоактивисты установили в парке скульптуру дриады — покровительницы деревьев, которую, правда, вскоре украли неизвестные.

В России паблик-арт чаще проявляется в граффити, графике и в последнее время в перформансе. При этом, по словам Аллахвердиевой, паблик-арт — это «искусство социального компромисса» между художниками и обществом, которое представляют муниципалитеты. Большую свободу художникам даёт стрит-арт. Исследовательница культуры Дарья Юрийчук приводит в пример феминистское уличное искусство граффити группы Гадины (Ганди). По её словам, они удачно работают с контекстом, очень деликатно проблематизируют и делают видимыми образы и истории, которые не вошли в канон истории искусства. Они работали и с наготой, как в произведении «Меня скоро сотрут. А тебя?», так, по сути, и в серии с палеолитическими Венерами, которую назвали «пропагандой любви и истории искусства».

Сейчас в отечественном стрит-арте идёт дискуссия о необходимости создания «буфера между чиновниками и художниками» — экспертного сообщества, хорошо знающего предмет и, очевидно, легитимизирующего такое искусство.

Бар, кровать, музей

Правда, вскоре эту уместность сожрал капитализм. В 2014 году культурный теоретик и трансактивист Поль Пресьядо выпустил книгу Pornotopia: An Essay on Playboy’s Architecture and Biopolitics. В книге почти не было иллюстраций, только схематичные рисунки. Казалось бы, журнал прославился как раз своими обложками и утопическими макетами, которые специально для издания проектировали крупные современные архитекторы. Но «Плейбой» Пресьядо пользоваться его архивами: в своей предыдущей публикации о журнале тот отказался заменить все слова «порнография» на слово «искусство».

Культовый журнал превратил публичную сексуальность в обычное дело и прибыльный бизнес. «До „Плейбоя“ немногие мужчины хоть раз в жизни видели цветное фото обнаженной женщины», — цитирует Пресьядо одного из авторов самого издания и объясняет, как именно журнал сконструировал сексуальные отношения цисгендерных гетеросексуальных мужчин с женщинами.

Авторы «Плейбоя» изобретали удивительные конструкции. Например, они придумали шкаф со спрятанным баром — чтобы мужчине не пришлось вдруг отлучаться на кухню и, вернувшись, обнаружить женщину уже без настроения. Самой известной стала вращающаяся кровать со всем необходимым под рукой. Основатель журнала Хью Хефнер из такой почти не вставал: на ней и работал, и занимался сексом, и ел, и спал, и фотографировался для других изданий.

Хью Хефнер в кровати. Первое масштабное исследование архитектурных утопий «Плейбоя» провела профессорка Беатрис Коломина в 2016 году. Источник

Пресьядо сравнивает эти «интерьерные протезы» с современной журналу архитектурой, которую в истории искусства принято считать авангардистской и антикапиталистической, антиконвейерной. Он упоминает Suitaloon Archigram — костюм-мембрану, который трансформировался в микродом со всем необходимым; Yellow Heart агентства Haus-Rucker-Co — сжимающуюся и разжимающуюся сферу, в которой прямо в воздухе могли лежать два человека. По мнению Пресьядо, все эти конструкции свидетельствуют о «фармакопорнографическом режиме современности», который стирает границу между публичным и приватным пространствами и превращает изящный, технологичный и удобный для соблазнения дизайн в предмет громкой мужской гордости.

Стыд и Другой

Когда в Европе христианская картина мира сменилась светской, вопрос наготы также оказался в поле зрения науки, в том числе психологии и философии. Один из аспектов — связь наготы и понятия стыда. Важную роль в переживании стыда ученые отводят идее Другого — философской категории, к которой относят всех остальных людей, которые не являются «Я».

Современные исследователи связывают появление стыда с появлением самосознания в возрасте 15–18 месяцев. В этом возрасте ребенок начинает использовать речь, которая со временем играет всё большую роль в познании мира. Вместе с ростом рациональности ребенок теряет в невербальном понимании мира. Многие уровни переживания, принадлежащие довербальной реальности слияния с матерью, становятся ему недоступны. Ребенок обнаруживает своего внутреннего Другого — часть психики, которая остается непознанной, невыражаемой. Даже когда в будущем он начинает контактировать с Другим как с конкретными людьми, то внутренняя расщепленность всё равно оказывается решающим фактором стыда.

Становясь в самосознании объектом для самого себя, ребенок впервые переживает стыд как результат видения себя глазами Другого. Ему стыдно за себя, то есть в голове как бы параллельно существуют две конфликтующие личности. Та часть меня, за которую стыдно, переживается как внутренний Другой, как нечто неприемлемое. А триггером для спуска этого механизма становится присутствие Другого внешнего — собственного постороннего человека, наблюдающего за тобой. Рациональная часть человеческого мозга остается в роли наблюдателя перед подсознательными процессами.

«Брошенная кукла»

Французская художница Сюзанна Валадон творила в начале XX века. Она известна как автор множества замечательных картин, в основном воспевающих красоту женского тела в самых рядовых жизненных ситуациях. Несмотря на обилие обнаженных тел на полотнах художницы, лишь одно из творений Валадон вызывает у моралистов серьезные споры.

Картина «Брошенная кукла» в наши дни могла бы принести автору серьезные проблемы с педофилоборцами, но Валадон посчастливилось умереть в 1938 году, благодаря чему мы можем считать ее творение классикой. На картине изображена обнаженной совсем юная особа с начавшей формироваться грудью и детской прической с бантом.

История не сохранила для потомков описание этого полотна, но принято считать, что на нем изображено прощание с детством. Женщина с полотенцем, скорее всего, содержательница борделя, а ребенка готовят к встрече с первым в жизни клиентом. Название картине дала валяющаяся на полу кукла, очевидно, символизирующая сломанную судьбу. Впрочем, есть добряки, которые утверждают, что изображена мать, вытирающая дочь-подростка после купания.

Комментировать
0